?

Log in

No account? Create an account
Много сказано о грешниках епископах. Да, большинство из сказанного справедливо, само служение епископа искажено в самой своей сути - раб рабов Божиих воспринимается всеми как господин, аж до "великого господина и отца нашего"...((((
Много сказано и о грешниках священниках. И это справедливо, хотя и отчасти, однако совершенно точно не многие из священников страмяться стать священниками. Да именно стать. Хиротония дает зерно, семя, которое можно просто бросить и надеяться что растение само собой как то чудом прорастет, укорениться и даст в конце концов какой то плод. Хиротония это не документ утверждающий будто теперь священнослужитель стал особой личностью и, это не многие понимают, а потому, чаще всего, священник это требоисполнитель, ну или хотя бы просто добрый батюшка. Но это не та цель к которой призван священник.
Но наконец я добрался до главных героев церкви - мирян. Мы видим улыбающихся и имеющих смиренный вид мирян, и на этом основываем свое видение как о самых лучших людях на земле. Действительно, среди мирян много добрых людей, но однако, судить то нужно не по улыбкам и словам, а по делам,ведь и священники и епископы тоже были мирянами и многие из них хорошими мирянами. И вот с делами мирян, как бы христиан, как раз все плохо. Кто строит в основном храмы для мирян? Священники и богатые спонсоры. Кто заботиться о чистоте храма, для мирян? Священники, вместо мирян. Нет, конечно всегда найдутся пару человек которые, как говорят, безвозмездно чистят храм после служб. Но это их обязанность, и обязанность других мррян, это ведь их храмы! И храмы должны строить они сами, а священник должен не стройками заниматься, а совершенствованием своей души, чтобы опираясь на опыт древних отцов мог научить и паству этому же, но адаптируя его к снгодняшним реалиям. То есть в нашей церкви все перевернуто с ног на голову. Почему? В чем корень зла? В том, что все духовно больны! Только одни это признают и как то пытаются получить исцеление, а другие не признают и полагают будто двухчасовое присутствие в храме, их мизерные гроши ввиде свечек и записок это уже гарантия их спасенности! Но сердца своего они не отдают ни Богу, ни реальному милосердию. Задумайтесь! Стоят у храма чаще всего тунеядцы и обманщики им дают милостыню нп задумываясь! А вот когда нужно проявить реальную заботу о старых больных прихожанах, о священниках по состоянию здоровья находящихся в небытии церквоной жизни, чаще всего резкое противление вплоть до беснования! Милости хочу, а не жертвы - эти слова относятся не только к иудеям времен Христа или пророка Исайи, но и к нынешним прихожанам, которые фактически захожане!
Закончу фразой свщмч. Павла Флоренского который точно формулирует в чем корень зла, почему большиство из нас не христиане, а язычники по сути своей: "всегда и большинство ищет пассивной спасенности, приобретение даров духовной жизни без самой жизни. Всегда и везде, большинство расчитывает купить Святого Духа".
Это символ веры украинского разлива, и это псевдобогословие имеет большое влияние и в России так, как внедряли его в жизнь церкви подобные попы-льстецы для получения доходного места не гнушаются извращением евангелия истории церкви и учения саятых отцов, это типично для большинства духовенства выходцев из Украины и не только сейчас, но и раньше так было, разве что скромнее.

*****

Оригинал взят у diak_kuraev в Именно этой статьи не хватило советским атеистам для полной победы
http://www.blagogon.ru/digest/737/
автор:



Не судите строго. Он, кажется, убежал из Запорожья и ищет места в Москве.


Прот. Алексий Чаплин

Главная проблема современного Православия и, собственно говоря, России (потому что России нет без Православия) – это то, что мы разучились быть рабами. Христианство – это религия сознательного и добровольного рабства. Рабская психология – это не какой-то скрытый подтекст, а норма мироощущения для православного христианина. Всё современное общество поклоняется идолу социальных прав и свобод. И только Православная Церковь упорно утверждает, что человек – это бесправный раб Божий. Поэтому так неуютно себя чувствует современный «свободомыслящий» человек в православном храме, где всё проникнуто архаикой рабства. Как диссонирует для его уха обращение к священноначалию «Святый Владыко», «Ваше Высокопреосвященство», «Ваше Святейшество», «ис полла эти Деспота» (многолетие епископу), а тем более постоянное именование христианами себя в молитвах «рабами Божьими». Что стоит за понятием «рабство Божие», нам раскрывает Евангелие. Раб ничего не имеет своего. Он живет только милостью своего Господина, Который, «посчитавшись» с ним, находит его либо добрым рабом, исполняющим Его повеления и достойным еще большей милости от своего Владыки, либо лукавым и ленивым, достойным строгого взыскания. Рабство Божие лишает христиан даже привязанности к самым близким – мужу, жене, родителям, детям. Они не наши – они тоже рабы нашего Господа. И наш Хозяин требует быть привязанным только к Нему и быть готовым в любой момент без сожаления разлучиться не только с самыми дорогими людьми, но и с самой жизнью, которая принадлежит, не рабу, а всецело Богу.

И здесь не могут помочь модернистские горделивые утверждения: «раб Божий – значит ничей раб». Потому что в христианской Традиции раб Божий – значит раб Царя, раб Государства (от слова Государь), раб судьи, раб своего начальника, раб чиновника, раб полицейского. Первоверховный апостол Петр так наставляет христиан «Итак будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро… как рабы Божии» и далее по тексту: «Рабы, со всяким страхом повинуйтесь владыкам, не только благим и кротким, но и строптивым Ибо то угодно Богу, если кто, совести ради Божия, переносит скорби, страдая несправедливо» (1 Пет. 2, 13-21).Ему вторит святой апостол Павел:«Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены». И угрожает, что всякий «противящийся власти противится Божию установлению (Рим.13, 1-2). В другом месте апостол Павел дает следующее наставление: «Рабы, повинуйтесь господам своим по плоти со страхом и трепетом… как рабы Христовы, исполняя волю Божию от души, служа с усердием, как Господу, а не как человекам» (Еф. 6,5-6). И это относилось не только к тем, кто был рабом по своему социальному положению. Наш Господь повелел всякому христианину в земной жизни стремиться преуспевать именно в рабстве, если мы хотим получить первенство от Него: «а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом» (Мф. 20, 27).

Что же касается свободы во Христе, то она освобождает христиан не от рабства человеческого, а от греха: «Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными. Ему отвечали: мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными? Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха»  (Гал. 5, 13).

Итак, наши критики правы – мы очень удобная религия для государства. Поэтому христианство и созидало великие империи. Ибо только православные рабы способны на великий подвиг самопожертвования во время войны и мира. Даже СССР смог восстановиться в пределах Российской империи, только благодаря потенциалу рабской психологии, еще по инерции сохранявшейся от Православия на подсознательном уровне в русском народе.

Сегодня Россия вновь мечтает о великодержавности. Но для православного сознания историческое Российское величие основывалась исключительно на трех китах: Православие, Самодержавие, Народность. Святитель Феофан Затворник в свое время пророчески говорил, что, «когда ослабеют или изменятся сии начала, русский народ перестанет быть русским». Однако следует добавить, что эти начала могут жить исключительно в народе – рабе Божьем. Именно в рабском служении русского народа Богу, Его Церкви, Его помазанникам, царям и архиереям, кроется тайна величия исторической России. Но где найдешь сегодня даже лукавых рабов? Мы, называющие себя православными, представить себе не можем, насколько мы разные по мировосприятию с верноподданными нашими предками. И разница кроется в том, что из нас революционеры-демократы всё же по капле окончательно выдавили рабское сознание. В нас настолько вдолбили, что рабы не мы и мы не рабы, что самая суть христианства для нас стала чуждой. С отречением от Самодержавия мы отреклись от принципа, что всякая власть от Бога и провозгласили, что власть от народа. С установлением «народной» власти мы присвоили себе землю, недра и вообще всё благосостояние нашего «народного государства», возомнив, что это не Бог даровал нам землю, а наши доблестные предки завоевали себе место под солнцем. А затем, в эпоху перестройки и приватизации, мы пришли к «очевидной» вещи: государственно-народное – значит ничье и утвердили примат частной собственности. Каждый почувствовал себя хозяином жизни в той мере, насколько распространялась его частная собственность. В результате новые буржуа, которые гордо стали именовать себя «средним классом», ратуют за «стабильность», связанную с незыблемостью «приватизации», а обделенные массы пролетариата требуют национализации, тайно лелея надежду на новый передел в духе булгаковского Шарикова. Цикл перерождения русского народа-раба через горнила советского и постсоветского общества в нового «свободного» человека эпохи рынка – человека-потребителя – завершился. И это общество мнящих себя «не тварью дрожащей, а право имеющим», в большинстве своем дерзают называться «русским народом» и «православными христианами».

Но человек эпохи всеобщего потребления не способен на великодержавность своих предков, так как в государстве видит не образ Царства Небесного, а гаранта реализации своих потребительских прав на свободу, равенство и братство. Государство для него тем милее, чем более оно позволяет ему удовлетворять свой потребительский спрос и чем менее связывает его обязанностями и ограничениями. Не сильной армией ныне определяется благополучие государства, а количеством банков с низкой кредитной ставкой и маленькими налогами. Интересы государства – это не интересы человека потребителя. Государство для него – необходимое зло. Необходимое – потому что дает пенсию и социальные льготы. Зло – потому что забирает кровное его – налоги и коммунальные платежи. Ресурсы и средства производства в сознании потребителя принадлежит народу (т.е. ему), а государство паразитирует на всем этом. У человека- потребителя нет патриотизма по отношению к государству. То, что называется сегодня патриотизмом, – это форма без содержания. Наш патриотизм нынче приятен и не напряжен. Нас объединяет в патриотическом порыве не общность истории и происхождения и, тем более, не государство и вера. Всё это нас скорее разъединяет. Нас объединяют спортивные зрелища и телевизор. Патриотичным у нас считается болеть за свою футбольную команду или переживать за выступления нашей сборной на Олимпийских играх. Легко и приятно быть патриотом, сидя с бутылкой пива и поп-кормом у телевизора или на трибунах стадиона.

Единственное, где человек потребления готов рисковать, жертвовать и убивать – это в борьбе с врагами своего светлого комфортабельного будущего. Ради этого толпа обывателей готова даже стать революционерами, хотя и революции в обществе потребления совершаются исключительно за деньги и за обещания доступности еще больших благ. Украинцы ради обещанного европейского рая скакали в революционном угаре на майдане и расстреливали мирное население на Донбассе. В России грозят национальной революцией и громят нацменов из-за страха, что они забирают рабочие места.

Не так относились к государству рабы Божии. Для них государство – это то, что принадлежит Государю, Царю. Царская власть от Бога и царь, как Божий помазанник, является источником благосостояния державы: «Царь дает тебе монету, ознаменованную его властию… Царь дает тебе закон и управление… Царь дает тебе суд и правду… Царь доставляет тебе общественную тишину и безопасность от врагов…» (святитель Филарет Московский (Дроздов)). Служба государству, служба Богу. Плата налогов государству – заповедь Божия («кесарю кесарево»)[1]. Раб не живет платой за свою службу и работу, он живет милостью со стороны Государя и надеждой на Царство Небесное. Его обязанность перед Богом – отдать свою жизнь за Веру, Царя и Отечество, будь то на войне или в мирное время.

Когда западная пропаганда критикует современных русских за рабское сознание – не верьте, мы уже такие же до мозга костей демократичные, как и они, начиная от либералов и кончая православными монархистами. В нашем обществе, точно так же как и в западном, безраздельно властвует «одномерный» человек потребления.

Для этого достаточно посмотреть на наше отношение к властям – от начальника на работе до Президента в миру или от священника до Патриарха в Церкви. Оно сугубо потребительское. Везде мы ропщем, везде мы недовольны, везде мы обижены. Если евангельский Царь считается со своими рабами, как со своими должниками, то мы предъявляем счета властям, как бесконечно нам обязанным своей властью.

Если даже на словах мы ненавидим демократический строй Российской Федерации, то на деле только на него мы и согласны. Потому что наше сознание потребителя может чувствовать себя свободным только тогда, когда выбирает. Выбор товара – вот наша свобода. А демократия для нас – это рынок, где мы выбираем власть, как товар в магазине. И, как в магазине, покупатель всегда прав, так и на выборах – прав всегда избиратель. Не дай Бог, кому-нибудь заикнуться, что всякая власть от Бога, или хотя бы попущена Богом за наши грехи, он нарвется на бурю негодования, как справа, так и слева. Ведь как может власть «воров и бандитов» быть от Бога? И без толку говорить, что это самая что ни на есть власть народная. Тут же объявят, что никто эту власть не выбирал, а выборы были сфабрикованы. Иначе и быть не может. Народ у нас мудрый. Голос народа у нас – голос Божий. А народ-бог не может ошибаться, его могут только обмануть… Поэтому сколько бы ни ругали продажность властей, сколько бы ни желали для России «нового Сталина» или «царя батюшки», никто из сторонников «сильной власти» на деле не согласится отказаться от демократии. Ведь все апеллируют к народу, которому «демократические выборы» позволяют постоянно ощущать себя не рабом государства, а хозяином, и всегда дают ответ на извечные русские вопросы «что делать?» (это все новые и новые прожекты в предвыборных программах партий) и «кто виноват?» (это нынешнее правительство, обманувшее народ).

Теперь зададимся вопросом: а выберет ли наш народ демократическим путем Господа нашего Иисуса Христа, который призывает каждого к несению своего креста, к скорбям и даже смерти за Него? Скорее, мы в очередной раз услышим: «Распни, распни Его!». Потому что христианские скорбь и крест – это удел рабской жизни. В то время, как свобода для человека-потребителя – это всеобщее право на человеческое комфортабельное счастье. Вот и подменяет современный homo sapiensверу в Бога верой в права человека, где он, а не Бог, мерило всех вещей. Бог Царь ему не нужен – ему нужен Бог демократ, которого можно выбирать, как и всякую власть на демократическом рынке.

Рабы не выбирают. Рабы Господина принимают. Епископа не выбирают – его принимают от Бога. И Царя не выбирают – его принимают от Бога (в таком смысле и понималось избрание на царство Михаила Федоровича Романова в 1613 г., который, согласно «Утвержденной грамоте», именовался «Богоизбранным Царем»). Только для рабского сознания действует новозаветный принцип, что всякая власть от Бога, и только христианское рабское служение власти может стать той почвой, на которой возродится Самодержавие. Святитель Николай Сербский говорил, что хороший Царь не тот, который должен народу, а которому должен народ. Не Царь был обязан народу, а народ, как раб, чувствовал себя обязанным Царю, который для него был Образом Царя Небесного (свят. Димитрий Ростовский). В православной России благосостояние измерялось не потребительским раем для обывателя, а государственной мощью царства и святостью Церкви. Чем сильнее царское войско, чем больше храмов и монастырей в стране, тем благополучнее считается царствование монарха, и тем ближе к Небу на земле ощущают себя верноподданные рабы Божии. Раб Божий не ищет наград земных, он ищет благ небесных. Путь земной для христианина-раба – это путь Креста и скорбей. И какое бы место в обществе раб Божий ни занимал – от царя до холопа и от патриарха до монаха – всё это лишь место скорбей. Скорбями не наслаждаются – ими спасаются.

Некоторые могут возразить, что «власть от Бога» – это исключительно царская власть. Однако, наш современник-потребитель, который привык, что ему все должны, будет и монарху предъявлять претензии, как сегодня предъявляет эти претензии к реальной богопомазанной власти – священноначалию.

Когда сегодня заходит вопрос о Церкви, то тут же всплывает вопрос о финансах. Относительно светского общества, где все ценности сегодня измеряются деньгами, это понятно. Но почему нас, современных христиан, так эти вопросы задевают за живое? Почему нас самих, православных, так раздражает благосостояние духовных отцов? Наверное, потому, что «отцами» мы их называем по старинке, соблюдая этикет. Реально, не отцов мы в них хотим видеть, а лакеев собственных «духовных» потребностей. А лакеям негоже ездить на машинах, им нужно ходить пешком, или, по крайней мере, для пущей важности ездить на ослах. А сколько было сказано, что храмы превратились в дома торговли требами, свечами, иконами и прочими «духовными товарами»… Но это не священники вдруг стали торговцами. А это современные христиане превратились из рабов Божиих в религиозных потребителей. А спрос, как известно, определяет предложение. Потребитель-христианин не может жертвовать, а тем более давать милостыню. Это всё противоречит товарно-денежным отношениям. Пожертвовать – значит отдать должное, но должниками являются рабы, а потребитель – он не раб. Человек рынка может чувствовать должником себя только перед банком, но не перед Богом. Дать же просто милостыню – значит наступить на горло своей жадности. А жадность – это душа и плоть рыночной экономики. Кто пытался убрать в храме ценники, тот меня поймет. О, как часто приходилось слышать требования назвать конкретную стоимость требы или свечки, вплоть до ухода в другой храм. Христианин-потребитель может только покупать или просто бесплатно брать. Это ему и проще и уютнее. Он заплатил и теперь может требовать качественного обслуживания, а в случае чего может упрекать церковников в жадности и безбожии. Ну а бесплатная раздача в храме, например, иконок – это в глазах наших современников лишь супер-акция по завлечению покупателей, и христианин-потребитель здесь не чувствует ущемления своей совести, что берет бесплатно и ничего не жертвует взамен. Ну что говорить о прихожанах, когда священники тоже являются детьми своей эпохи и тоже начинают смотреть на Церковь, как на источник доходов. О, сколько раз можно было слышать от братьев-сослужителей ропот на священноначалие за «налоги» и «поборы». Это тоже показатель отсутствия Божьего рабствования. Ведь архиерей хозяин прихода, а не священник и прихожане. Бог преподает нам свое благословение через архиереев. Священнодействия действительны благодаря правящему епископу, а не личному благочестию священника. Это мы питаемся от милостей Владыки, а не Владыка от наших налогов. Мы обязаны отдавать ему все, и с благодарностью довольствоваться тем, что он нам даст от своей милости. Когда архиерей посещает приход, мы должны «поспешить» отдать последнее, чтобы достойно встретить в лице епископа самого Спасителя. Подобно той вдовице, которая «поспешила» приготовить последнее, в ущерб себе и своим детям, дабы принять пророка Божьего Илию. В этой «поспешности» встретить человека Божьего, а тем более образ Самого Бога в лице архиерея, и проявляется, согласно святителю Иоанну Златоусту, наша добродетель и богоугождение. Кто же восполнит нам наши убытки? А Кто всегда их восполнял? Кто напитал вдовицу, принявшую пророка Илию, Тот и нам через благословение архиерея подаст все необходимое. Если мы в эту истину не верим, то верующие ли мы?

Если для нас, православных, священноначалие есть образ Божий, если мы в его власти чтим власть Самого Христа, то как мы можем требовать отчета от архиерея, которого именуем Владыкой из-за власти «вязать и решить» нашу посмертную участь? Разве раб может требовать отчета от Царя? Мы всё время боимся, что священноначалие нас может обмануть или предать. Но разве не свидетельствует эта подозрительность о нашем неверии, что Бог в Церкви? Как не может быть тело без главы, так и не может быть Церковь без Бога. А епископская власть для Церкви, согласно нашей вере, имеет такое же значение, как «дыхание для человека и солнце – для мира»[2]. Видеть в священноначалии источник бед для Церкви – значит упрекать Святаго Духа, что Он поставляет нам недостойных епископов. Апостолы не посмели упрекнуть Господа за выбор Иуды Искариота, зная, что он вор. Мы же смеем считать себя умнее Бога, рассуждая о недостоинствах наших архиереев. Формально никто из нас не скажет, что мы за демократическое преобразование церковного строя, но фактически, как либералы, так и консерваторы в Церкви выступают единым фронтом за необходимость контроля и «ограничения произвола» первосвященников. Как будто мы все забыли, что пределы власти епископа в Церкви определяет только Христос.

Рабское сознание дает возможность нам правильно относиться и к часам Патриарха (если таковые вообще существовали), и к дорогим иномаркам священноначалия. Для раба престиж Господина – это его личный престиж. Для христианина должно быть унизительным, что у архиерея машина хуже, чем у светских правителей. Лучше ходить самому пешком, чем видеть Предстоятеля Церкви ездящим на трамвае (как, например, ныне почивший Патриарх Сербский Павел). О горе Сербии! О унижение для всего Православия, когда князь Церкви страны, именующей себя православной, пользуется общественным транспортом. Суть доступности Патриарха и вообще архиереев не в том, что его можно подкараулить по дороге в храм или лично написать письмо на его электронный ящик, а в возможности участия в архиерейском Богослужении, где епископ возносит за всех нас свои молитвы.

Таким должно быть наше отношение к властям, если мы христиане; так мы должны мыслить, ибо так вели себя и мыслили истинные рабы Божии святые угодники, на которых мы призваны равняться. Именно в оскудении рабства Божия причина упадка нашей личной веры и религиозности нашего народа. Отсюда так много разочарований и безответных молитв. Отсюда так мало чудес и много лжестарцев…

Но разве не было патриархов и царей еретиков, архиерейских лжесоборов, безбожных современных правителей, как, например, сейчас на Украине? Конечно были, есть и будут. Как к ним относиться и им рабски повиноваться, мы можем видеть на примере житий мучеников. Они занимали различные социальные статусы в империи – от раба до военачальника и сенатора – и добросовестно исполняли свои общественные обязанности, почитая власть каждый на своем месте. Но это длилось до тех пор, пока повеления начальствующих над ними не касались вопросов их веры. Тогда они отбрасывали все свои статусы и привилегии и шли на мученичество, обличая безбожие царей и властителей. Так и мы должны слушаться и почитать наших начальствующих, правителей, священноначалие до тех пор, пока их повеления нас не склоняют к отступничеству, ереси и греху. Потому что мы, как рабы Божии, проявляем послушание властям ради Бога, а не ради самих властей.

Но загвоздка еще заключается в том, что наша вера – это не законническая религия. Каким властям мы должны быть покорны, а каким нет, определяет Бог. А Его волю может ведать только тот, кто совершенно не имеет своей воли, тот, кто стал истинным рабом Бога. Почему, например, с гитлеровскими властями, открывающими храмы, следовало бороться, а атеистическую советскую власть защищать на фронтах ценой своей жизни? Ведь большевистская власть тоже была оккупантом, свергнувшим богопоставленную царскую власть? Ответ может быть только в извещении Божием, который могут ощутить лишь рабы Бога. Тогда еще не совсем потухла в русском народе Божья искра, и православные по зову совести, забыв кровные обиды, причиненные им от советской власти, стали сражаться за СССР как за самодержавную Россию.

Но современные христиане не в состоянии услышать голос Божий. Потому что они ищут не Божьего, они ищут своего. Кого нынче не хватает в Церкви? Тех, кто готов слушаться. Послушание – это добродетель рабов, которая дает возможность услышать Бога. Поэтому за истину может бороться только раб, всей жизнью отрекающийся от себя. Мы же считаем, что, прочитав несколько святоотеческих книг, становимся способными распознавать истину своим своевольным непослушным умом. На деле же часто оказывается, что мы защищаем лишь свое высокоумие, прикрытое святыми Отцами, как сектанты прикрываются Библией.

Для того чтобы постичь истину, мы должны перестать «включать мозги» и начать на деле себя мнить ничем и звать никем. Одним словом, мы должны взращивать в себе раба. Путь к рабству Божьему лежит через рабствование человеку: детей – родителям, жены – мужу, христианина – священноначалию, гражданина – государству со всеми чиновниками и силовиками, включая Президента. Перефразируя слова апостола о любви, можно сказать так: «Как ты дерзаешь себя называть рабом Бога, когда не научился быть рабом у человека?» Только воспитав в себе рабскую психологию, мы не только сможем возродить ту Россию, которую не сберегли, но и войти в Царство Небесное, куда закрыты двери для всех «свободных» не во Христе.


***
Непонятно, если сам автор верует такую веру - что же он не стал рабствовать украинским полицейским и своему запорожскому деспоту Луке? Как посмел сей холоп самовольно уйти к чужому барину? И кто его благословил на написание сей статьи?

Сегодня уже прочно водворилось в церковном сознании искаженое понятие "послушания", чаще всего так называют некие указания и приказы духовного "начальства", (хотя и само понятие это, духовное начальство, какой то абсурд) и, конечо же повторяют фразу: "послушание превыше молитвы и поста" те, кто и сами не понимают в чем его смысл, и что действительно является послушанием. С самого начала в неофитах внедряют это ложное понимание, действительно одной из главнейших добродетелей, ссылаясь на жития святых. И неофиты принимают это как непреложную истину, как дети. Всё просто, тебе говорят делать то или иное, делаешь и, всё вроде угодил Богу, а не сделал, то Бог гневается на тебя. Антропоморфизм, между тем противен евангелию потому, что Бог не изменяем, Он не лицеприятен, Он есть Любовь ко всем - "праведники любяй и грешники милуяй". Очень важно то, какой мы себе начертываем Образ Бога в сердце нашем, и должны помнить, что Бог это не судья или палач, но прежде всего любящий создание свое Отец Небесный и, наши с Ним отношения хорошо выражены в притче "о блудном сыне". Это мы убегаем от Бога, а не Он отвращает от нас Свое Лицо, хотя в молитвах и говорим что мы его прогневляем, это продукт нашей греховности, а не истины. Это важно понять ещё и для того, чтобы знать что такое послушание, какова его конечная цель, Воля Божия, Пормысел Божий. Какова цель послушания? Цель состоит не в тупом и неосмымленном исполнении приказаний, а в постижении действительно ли это Воля Божия, ведь если к Богу относиться как подчиненный к начальнику, а не как сын к отцу, то и прлучаем в итоге искажение в самом зародыше духовного делания.Если взглянем повнимательнее в евангелие, то мы там никогда не обнаружим слов Христа: "это послушание, такова Воля Божия, не размышляйте, это благословение", но напротив он всегда разъяснял все недоумения учеников, причти, и многое другое. Если же им было объяснять, на тот момент, бессмысленно, то Он переводил разговор в иное русло, но никогда не говорил "это благословение Божие, молчите, и исполняйте". Вот пример, Господь иссушил смоковницу с целью показать иудеям то, что их ожидает после того, как они отвергнут Христа и позже Он неся крест на Голгофу сказал им фразу, которая в тексте кажется непонятной: "Ибо если с зеленеющим деревом это бывает, то с сухим что сделают?" они ведь требовали чтобы он им дал знамение, и они получили что просили, но апостолам объяснять смысл этого поступка Он не стал, по простой причине, они всё ещё жили в иудейской идеологии, и говорить им о том, что Иерусалим сравняют с землей через 40 лет после этого, пользы небыло они ещё мыслили как все иудеи ожидая церства мессии на земле, но чтобы пользу они всё таки получили от этого, то Он говорит им о вере, которую если они будут иметь, то сделают более того, что Он сделал со смоковницей, не о вере в совершение подобного чуда Он им говорил, а о доверии к Богу, вера в евангелии не всегда означает некую веру во что то или в кого то, в существование и всемогущество Бога евреи верили с младенчества. И вот это вера, точнее доверие Богу и есть так сказать центральное понятие в послушании, не подчинение Он ждет от нас, а доверие к Нему, что Он вселится в нас, очистит нас всякой скверны (т.е. всякого малейшего влияния греха и жительства его в нас как некоей инфекции) и исцелит души наши. Не просто подарить свою волю кокому либо человеку неизвестно какого духовного устроения, а соединить её свою волю с Волей Божией, и по теории как раз старец должен помочь Богу исцелить недуги души и научить послушника слышать Голос Божий в своем сердце. И вот тут вопрос, а как узнать, то или иное, что предлагают мне совершить, чья это воля человеческая или Божия, дейстаительно ли это послужит исцелению души, или повредит? Случай с преп. Моисеем Муриным показываает как может и аскет и, постник, человек которого многие считают при жизни святым не только пользы не принести, но и повредить. В лавсаике есть об этом рассказ как он последовал совету и стал сильно поститься, молиться чтобы победить блудную страсть, но брань стала ещё сильнее, прийдя затем за советом к премудрому Макарию Великому он получил нужный рецепт - соблюдать во всем умеренность и, действительно страсть ослабла, Моисей обрел дух мирен, а ведь был когдато распутнейшим человеком и разбойником. Ориентиром в отношениях со всеми в церкви должно быть правильное понимание евангелия, которое мы можем почерпнуть из толкований Отцов Церкви, их аскетический опыт (имеется ввиду не воздержание от пищи, а борьба со страстями) и видение себя немощным (она рождает подлинное смирение), словом нужно не только букву "закона" вкушать, но впитывать в себя дух отцов, ибо слова вторичны, а дух первичен, слова облекают дух в "плоть" мысли, и этт нужно помнить всегда и, в первую очередь в молитве. Не спешить отдать свою волю,и сполнять то что за тебя решат, а самому прилагать усилия к исправлению своих душевных недугов, разумеется призывая на помощь Бога, "Помощника и Покроаителя" на пути к Его Царству.
В монастыре или на приходе, разумеется должна быть элементарная дисциплина, но она не должна быть фанатичной и абсолютной и, уж тем более не должна возвышаться над главным в церкви - любовью, "заповедь новую даю вам да любите друг друга" - вот главное с церкви, на этом камне создаётся дом, а не фанатичном следовании указаниям.
Читая жития святых, у многих складывается впечатление что святые только и приказывали послушникам, а те тупо исполняли, но если вчитаемся внимательно, то увидим, что это не так. Вот пример с преп. Иоанном Дамаскиным, ему старец запретил писать, и тот всё же был вынужден его ослушаться по просьбам братии, старец за это наказал его мытьем туалетов. Но как отнеслись к самому старцу другие? Они негодовали, и были правы, а старец его не был каким то, как сейчас говорят "духоносным", и то, что он был не прав потом подтвердила сама Богородица, после чего он вынужден был сам преп. Иоанну открыть Волю Божию к духовному писательству, а результат большое количество канонов им написанных и главный из них пасхальный. Другой случай "хронического" непослушания проявил один ученик старца, когда не только не исполнял его поручения, но и откровенно лгал: "некоторый монах, живший в пустыне Скита, пришел посетить святых Отцов, живших в месте, называемом Келлии, где множество монахов жило в отдельных келлиях. Так как в то время не случилось келлии, в которой бы он мог побыть, — один из старцев, имея другую келлию незанятую, предоставил ее скитянину, говоря: «Успокойся на время в этой келлии, пока не найдется, где бы тебе побыть». К скитянину начали ходить многие из братий, желая слышать от него слово о спасении вечном, потому что он имел духовную благодать преподавать слово Божие.
   Увидел это старец, предоставивший ему келлию, и уязвился завистию; он начал негодовать и говорить: «Столько времени я живу в этом месте, а ко мне не приходят братия, разве очень редко, и то в праздничные дни; к этому же льстецу почти ежедневно приходит множество братий». Затем он отдал такое приказание ученику своему: «Поди, скажи ему, чтоб он вышел из келлии, потому что она мне нужна». Ученик, пришедши к скитянину, сказал ему: «Отец мой послал меня к твоей святыне: передай ему через меня о себе; он слышал, что ты болен». Тот возблагодарил, говоря: «Моли Бога о мне, отец мой: я очень страдаю желудком». Ученик, возвратясь к старцу, сказал: «Очень просит твою святыню, чтоб ты потерпел его два дня, в которые он мог бы приискать себе келлию». По прошествии трех дней старец опять послал ученика к скитянину, говоря: «Поди, скажи ему, чтоб он вышел из моей келлии; если он и еще будет отсрочивать выход свой, я приду сам и жезлом моим выгоню его из келлии моей». Ученик пошел к скитянину и сказал ему: «Отец мой очень озаботился, услышав о твоей болезни: он послал меня узнать, чувствуешь ли себя лучше?»
   Тот отвечал: «Благодарю, владыко святой, любовь твою! ты так озаботился о мне! за молитвы твои чувствую себя лучше». Ученик, возвратясь, сказал старцу своему: «И теперь просит твою святыню, чтоб ты подождал до воскресного дня; тогда он немедленно выйдет». Наступил воскресный день, — скитянин спокойно оставался в келлии. Старец, воспламененный завистию и гневом, схватил жезл, пошел, чтоб побоями выгнать скитянина из келлии. Видя это, ученик подошел к старцу и говорит ему: «Если повелишь, отец, я пойду вперед тебя и посмотрю: может быть пришли к нему для посещения некоторые братия, которые, смотря на тебя, могут соблазниться». Получив дозволение, ученик пошел вперед, и, войдя к скитянину, сказал ему: «Вот, отец мой идет, чтоб посетить тебя. Поспеши выйти ему навстречу и поблагодарить его, потому что он делает это по побуждению великой сердечной благости и любви к тебе».
   Скитянин немедленно встал и в веселии духа пошел на встречу. Увидев старца, прежде нежели старец приблизился, пал перед ним на землю, воздавая поклонение и благодарение, говоря: «Да воздаст тебе Господь, возлюбленнейший отец, вечными благами за келлию твою, которую ты мне предоставил ради имени Его! да приуготовит тебе Христос Господь в небесном Иерусалиме между святыми Своими славную и светлую обитель!» Старец, услышав это, умилился сердцем, и кинув жезл, устремился в объятия скитянина; они дали друг другу целование о Господе, и пригласил старец гостя в свою келлию, чтоб вместе вкусить пищу при благодарении Бога. Наедине старец спросил ученика своего: «Скажи мне, сын, передавал ли ты брату те слова, которые я приказывал передать ему». Тогда ученик открыл ему истину, говоря: «Скажу тебе, владыка, правду: по преданности моей, которою я обязан тебе, как отцу и владыке, я не осмелился сказать ему того, что ты приказывал, и ни одного из слов твоих не передал».
   Старец, услышав это, пал к ногам ученика, говоря: «От сего дня ты — мой отец, а я — твой ученик: потому что Христос Господь избавил и мою душу и душу брата от греховной сети при посредстве твоего благоразумия и действий, исполненных страха Божия и любви". - Таким образом не только не испополнил ни одно из его "указаний", но и превзошел своего страца. Из этого нужно сделать вывод простой - суть послушания это слышание Воли Божией, сердцем, а не ухом, не безрассудное исполнение воли и отдание себя в рабство, а ицеление своей души от многих душевных проказ. Богу не нужны рабы, а дети, в духовной жизни синергия (т.е. соединение воли человека и Воли Божией) важна, а не рабское исполнение приказов зачастую человека формально именующегося даже христианином, уж не говоря о духовном образе жизни. Вообще это влияние, католичества, это для папской церкви свойственно кастрировать послушание до банального исполнения приказов.
Словом, опыт послушания, тот который был в древности, утерян по разным причинам, и потому гордец тот, кто пытается играть в старца, кто бы это ни был, игуменья ли, старая монахия ли, старый ли священник, епископ ли, или патриарх, и таковым нужно пролить реки слёз о своём уродливом духовном устройстве, а вначале его увидеть в себе, чтобы сказать так, как говорил великий монах преп. Макарий Великий: "я не монах, но монахов видел" Слышать Волю Божию не может человек отягчённый страстями, в особенности же - сребролюбием, славолюбием, сластолюбием и властолюбием, все эти страсти являются топливом того самого "послушания" которое они навязывают другим, сами не желающие следовать на сретение Бога, ждущего от них деятельного покаяния.
Смотря в храме на нефитов, с одной стороны возникает радость что находишься в обществе людей у которых более чисто сердце и душа чем у тебя, они очень похожи на детей, а с другой стороны печаль подступает, зная, что им не раз ещё придется столкнуться со злом в духовных облачениях, и сохрани их Господь от отпадения от спасительного Твоего корабля.
Сегодня день памяти свт.Николая апхиепископа Мирликийского чудотворца, который был из тех епископов которые были истинными пастырями, а не стяжателями злата, да серебра. Есть слова свщ. Киприана Карфагенского: "Епископ в Церкви и Церковь в епископе", которые толкуют так, будто епископ есть пуп земли и всё что он не скажет от Бога, а потому если кто прислуживает епископу, то это самое "спасительное" дело. На самом деле Церковь не для епископа, а вот епископ для Церкви... слугой должен быть, а не господином, хотя и имеенуют его владыкою теперь, однако же не для этого Господь учредил епископство, а для служения братьям меньшим. Житие свт. Николая, свт. Спиридона Тримифундского, свт. Епифания Кипрского и многих других показывает пример каким должен быть епископ, которое можно выразить одной фразой ЕПИСКОП ДЛЯ ЦЕРКВИ!

о не молении

Есть такой святоотеческий аскетический приём - время провождение без молитвы. Кто-то захочет возразить, но приведу два примера. Один, это рассказ митрополита Антония Сурожского о том, как однажды, будучи молодым иеромонахом, он посоветовал одной женщине сидеть дома и не молиться и ни о чём не думать чтобы почувствовать присутствие Бога. Она поступила так как он сказал, и затем пришла и благодарила его за этот совет.
Другой подобный случай произошёл с Палладием, автором книги "Лавсаик", он рассказывает что Макарий Великий посоветовал сидеть в келье и ни чего не делать, тот так и поступил, но затем он приходит к Макарию и говорит: помысел смущает меня и говорит что я нахожусь в праздности, на что великий старец отвечал: "скажи ему (помыслу) что ты стены келлии охраняешь".
И так, для чего нужно иногда не молиться вообще? Для того чтобы вспомнить и почувствовать присутствие Бога, и для того чтобы в душе водворился мир, чтобы затем молитва к Богу была в мирном духе, а не в раздражении, унынии, эмоциях или как говорят истовой, такая молитва мерзость перед Богом, отвратительная жертва. Диакон на службах возглашает Миром Господу помолимся, т.е. в мирном духе, это основание молитвы, с этого надо начинать, не эмоции нужно выбивать из себя во время молитвы, а стяжать дух мирен. Преп. Серафим Саровский сказал однажды одному неизвестному нам священнику: "стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи", ключевое слово не о спасении тясяч, а стяжание духа мирна, Мотовилову он сказал подобное о цели христианской жизни - стяжание Духа Святого.
Состояние не моления бывает полезным, если конечно ум не занят фаназиями и собеседованием с множеством помыслов, но устремлённым сердцем и умом - Горе к Богу.
Вассал амереканских влиятельных лиц именующийся президентом Украины сказал следущее: ..."Чтобы не быть глухим и немым в современном мире, надо владеть языком глобального общения - английским. И сейчас мы готовим программу настоящей глобализации Украины - расширение и возможности для его изучения"... Далее он сказал что 2016 год будет объявлен годом английского языка и что чиновники будут обязаны его знать. Всё его дальнейшее бла, бла это как яркие фантики его конфет, внутри которых имитация с помощью вкусовых добавок создающая впечатление лакомства, но на деле в лаборатории, после проведения анализа вам скажут: есть это нельзя. Такие же и заявления псевдо руководителя умирающей страны, как его конфеты.
Не нужно быть очень мудрым чтобы понять, что это начало американизации людей считающих себя украинской нацией, вчера они скакали на украинской мове, теперь их начнут дрессировать как скакать под английскую мову.
При чём здесь провидение в заглавие темы? В прошлом году, в ноябре (чуть ниже пост называется: "изгнание русского языка") я как раз и писал о том почему яростно борятся с русским языком в постсоветских странах и особенно в Украине, истинные причины этого и, что националистов начнут сливать, и этот процесс пошёл. http://fortressofiron.livejournal.com/10385.html
Без комментариев. Молодец "Иванов Иван Иваныч"!


О творчестве в молитве

Так сложилось что о творчестве в молитве практически ни кто не говорит. Уже сложилась привычка что нужно исполнять то правило какое благословит, ну и совсем редко если посоветует, батюшка.
Между тем само уставное богослужение это тоже творчество. Взять хотя бы литургии, они ведь бывают соединённые с вечерней, кое где священники отваживаются и служат утреннюю утром соединяя её с литургией, т.е. после великиго славословия сразу начало литургии. Но в основном богослужебная практика одна и таже утреню служат вечером сразу за вечерней, опуская малое повечерие, которое иногда читается в великий пост. И не мыслимо если вдруг на священник будет служить, например, великую вечерню накануне праздника Крещения Господня, а не "прописанную уставом" кастрированное великое повечерие. Если приглядеться, то это какой то симбиоз между великим повечерием и вечерней, великое повечерие полностью не служится, только начальная часть и, видимо ради "С нами Бог", остальное просто опускается. И эту практику бездумно повторяют из года в год, из века в век, а ведь сам этот странный чин говорит о творчестве, и что интересно о том что это не всенощное бдение, т.е. монахи после великого повечерия шли спать и потом встав служили утреннюю и литургию, часы служили в своё время. Максимум творчества это "аще изволит настоятель", часто мудрые священники говорят об этом - "аще благословит настоятель, то творим беззаконие", иногда это справедливое замечание, а иногда это голос начёничества с желанием чтобы всё соответствовало уставу, без зравого смысла и творчества.
Это, еще и, как бы неписанный "догмат", о том, что суть послушания заключается в тупом исполнении чего либо, отсюда уставные лекала рассматриваются как готовый продукт который даже, порой, не мыслимо осмыслять и грамотно приспосабливать к жизни общества.
Естественно что и касается молитв создалось такая практика что читают в основном утренние и вечерние молитвы, и один раз в год пасхальные часы, всё однообразно и сухо. В наших молитвословах в приниципе молитвы хорошие собраны, но нет там других и очень важных - "Воскресение Христово видевше" по воскресеньям, тропарей из седмичного круга богослужения, и редко кто практикует модитвенное призывание местночитмых святых, ну например: "Святии Новомученницы и Исповедницы земли Курския молите Бога о нас!" Нет великого славословия - древнейшего песнопения, которое вполне не только можно, но и нужно включить в молитвенное правило, причём это основная молитва которая должна обязательно читаться утром и вечером (в малом и великом повечериях она читается как грядущим ко сну - сподоби Господи в нощь сию без греха...), а так же молитву "Иже на всякое время и на всякий час" также можно было бы включить в молитвенное правило, а вот те молитвы, очень хорошие, что написаны после символа веры их можно читать по желанию, а не в качестве основных.
А также можно было бы в молитао словах дать советы что молитва может быть краткой чаще всего, и это не только Иисусова молитва, но и отдельные строки из псалмов - например при обуревании помыслов и чувств - "сердце чисто созижди во мне Боже и дух прав обнови во утробе моей", при унынии, печали, скорби - "на Тя бо уповах Господи, да не постыжуся во век!" Да и саму молитву Иисусову можно произносить по разному, это святоотеческая традиция - "Господи Иисусе Христе" или "Сыне Божий помилуй мя", или просто "Господи помилуй", то что отцы подходили к молитве творчески говорят повествования о них, так один говорил постоянно "Господи просвети тьму мою!", другой какой либо стих из псалма, оно было неизбежно если помыслы обуревают, так что Иисусова молитва растворяется фоном в миллиардах помыслов, то остаётся только и просить Бога что бы Он чистым сердце сделал и п.р.
Жизнь по инструкции которая в основном бытует в церкви это современное фарисейство убивающее дух.
В довершение добавлю важно чтобы молитва не была мантрой и пустым выбалтыванием слов, но чтобы в ней были соеденены ум, сердце сочувствующее словам молитвы и уста Бога славящего.

Пасху омрачают мрази.

К сказанному добавить нечего.

Profile

fortressofiron
fortressofiron

Latest Month

November 2016
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel